Любовь к холоду

Начало ущелья ЧичканаМир тесен: когда-то на Алабеле зимовал мой бывший начальник, учитель и товарищ по кавказским экспедициям Василий Панов.
Но вернемся к нам на Итагар.

Любовь к холоду - признак молодости, заметил как-то Рокуэлл Кент. На станции большинству не было еще и тридцати лет, поэтому неудивительно, что вскоре мы организовали первую в горах Тянь-Шаня секцию «моржей».

По утрам, хорошенько размявшись двенадцатикилограммовыми гантелями, любители острых ощущений мчались к Чичкану, где напротив станции дымила паром большая, не замерзавшая даже в сильные морозы полынья с быстрым течением. Сбросив на снег валенки, полушубки и оставшись в одних плавках, мы торопливо кидались в воду: чем дольше будешь топтаться на берегу, тем страшнее. От обжигающего холода на несколько мгновений перехватывало дыхание, но тут же откуда-то изнутри подступала такая волна тепла, что можно было иной раз целую минуту, а то и дольше плескаться и барахтаться среди ледяных берегов. Выскакивали из реки покрасневшие, точно из парилки, растирались махровыми полотенцами, а затем - снова полушубки и валенки и неспешное возвращение на станцию. Какой это давало заряд энергии, бодрости, здоровья, силы! Все недуги - насморки, ангины - прошли после нескольких купаний, и я до сих пор не знаю более действенного средства оздоровления и даже омоложения. Когда потом после такой закалки приходилось подолгу без рукавиц - мешают, неудобно - работать на морозе с металлическими рамками, динамометрами, скобами, меньше мерзли руки.
Возле полыньи жили черно-белые оляпки, встречавшие нас веселым чириканьем. Сидя на камне, они наблюдали, как мы купаемся, а после нашего ухода сами ныряли в ледяную воду, выискивая на дне реки что-то съедобное.

 

Joomla Extensions Directory Listing