Заметки, а также отдельные истории участников одной неизвестной горной экспедиции, проводившей гидрометеорологические наблюдения в горах Кавказа в военное время и послевоенные годы.

Пригороды киргизской столицы

Чуйская долина, окраины Ферганской долиныПолдня на выделенной нам машине мы мотались по магазинам, покупая консервы, сахар, сухари, сыр, колбасу, сгущенку. Получили легкие пуховые куртки и такие же спальные мешки, которые выдают только на Иныльчек, палатку, чайник, котелок, паяльную лампу с запасом керосина - она заменит нам костер, прочую необходимую амуницию. Все это старательно упаковали в рюкзаки, они получились весьма объемистыми. Когда, затянув рюкзаки, приподняли их за широкие лямки, чтобы прикинуть вес, оказалось, что каждый не меньше чем пуда по полтора.

Read more...

 

Равнодушие к работе

горы Тянь-ШаняНиколай Васильевич больше всего не терпел равнодушия к работе, человеку же увлеченному мог простить и ошибки, и промахи, и даже нарушение инструкций и правил. В отношениях между собой на зимовках и в экспедициях он требовал от подчиненных честности, порядочности, откровенности, зная, что любая ложь и хитрость в этих условиях могут обернуться непоправимой бедой. За его спиной были не только долгие годы работы в горах, но и фронт... Тянь-Шань он знал как свой дом, о местах, куда нас направлял, рассказывал без всяких справочников, атласов и карт, всегда заканчивая рассказ своим любимым выражением: «И в этом - все!» За прямоту, строгую доброту, преданность профессии, знание своего дела он пользовался у своих подчиненных самым большим авторитетом: Николаю Васильевичу вольно или невольно подражали, а его «И в этом - все!» стало своеобразным паролем киргизских гляциологов...

Read more...

 

Рабочий геологических экспедиций

седловина перевала ИныльчекскийСтарший техник Итагара Володя Тынянов родился здесь, в Киргизии. Еще до армии объездил и облазил Тянь-Шань рабочим геологических экспедиций, в армии служил в «парадной роте», куда набирали таких же, под два метра ростом, «гренадеров»,- показать зарубежным гостям при встрече, что не перевелись богатыри на нашей земле. Демобилизовавшись, снова ушел в горы, на этот раз с топографами. Работа как раз для таких, как он... Бывало, заберешься в самые дебри, думаешь, что до тебя тут человеческая нога не ступала, а оглянешься - стоит неподалеку железная тренога - триангуляционный знак: значит, топографы не только сами поднялись сюда, но и затащили эту треногу, цемент, воду, чтобы замесить бетон, инструменты...

Read more...

 

Республиканское Управление гидрометслужбы

Вид с мыса ИльнычекСо своей стороны и мы были не против, как бы трудно нам ни приходилось. Несколько тесных комнат, стены которых густо увешаны фотографиями кристаллов снега, лавин, ледников, заснеженных хребтов, скалистых вершин, грозных ущелий, бездонных трещин. Карты, схемы расположения лавинных станций и лавиносборов, маршруты экспедиций.
- Не знаешь, зачем вызывали? - спросил я Володю Зябкина, который всегда в курсе всех событий.
- А тебе разве не сказали? На Иныльчек летите.

Read more...

 

Лавина с массива Белухи, летящая на ледник Менсу.

Центральный Кавказ. Приэльбрусье. Зимняя лавина с Северной стены

Сход лавины с одного из пятитысячника Кавказа Джангитау. Безенгийская стена

Joomla Extensions Directory Listing